Поиск по сериалу


Опрос
    Ждете ли Вы продолжение Бригады?


Преданный враг

18

вполне достаточно, чтобы заставить Белого стать сговорчивей и воздержаться от какихлибо резких действий.

На этом предположении и решил сыграть Белый. План был таков — завалить Руслана и обоих охранников, захватить безоружного Луку и заставить его снять оцепление с Лыковской больницы. Белов взглянул на часы — пять минут седьмого.

— Ну, с богом… — выдохнул он.

— Он не продаст, — согласился Фил.

Они с Пчелой переглянулись и двинулись навстречу «синим».

— Что, жимжим? — вполголоса спросил Фил.

— Да нет, нормально… — прошептал бледными губами Пчела.

Подошли к ворам. Лука, укрываясь от ветра, раскуривал свою изящную трубку. Остальные трое молчали, мрачно разглядывая Пчелу и Фила.

— Извините, но такая была постанова, — пожал плечами Пчела, шагнув к Луке.

Тот криво усмехнулся и демонстративно покорно заложил руки за спину.

Пчела проворно обшарил вора, а Фил обыскал кавказца.

Удовлетворенно кивнув, Пчела заглянул в лимузин Луки. Убедившись, что там — никого, он взмахнул рукой Саше.

Низко опустив голову, как бык на матадора, Белый решительно двинулся вперед. Вдруг телефон в его правой руке ожил:

— Саша! Алло, Саша!! — хрипел он голосом Космоса.

Белов на ходу поднес трубку к уху.

— Да.

— Саша!!! Они снимаются, они уезжают, слышишь меня?!! Берегись там! — почти кричал Кос.

— Понял, — Белый побледнел.

Он и впрямь понял: раз воры отпускают Олю с сыном, значит, их захват нужен был только для того, чтобы вытащить Белова на встречу… А это означало, что Лука действительно собрался его замочить — прямо здесь и сейчас!

Он поднял трубку — так, чтобы ее было видно ворам, — и выкрикнул: — Это мобила!

Не сбавляя темпа, он медленно опустил руку с мобильником в карман. Пальцы его разжались и нащупали прохладную сталь «Магнума».

До Луки оставалось не больше десятка шагов. Нагло ухмыляясь, вор вразвалочку шагал навстречу и попыхивал своей трубочкой. Рука Белого стиснула рукоятку пистолета, а указательный палец лег на спусковой крючок.

А в это мгновение в полутора километрах от него, на плоской крыше обычного жилого дома в Крылатском, палец Стрелка уже плавно тянул спусковой крючок новейшей снайперской винтовки.

«Пора!» — решил Саша и осторожно потащил из кармана руку с «Магнумом»…

И в тот же миг — трах!!! В какихто пяти шагах от него голова Луки с омерзительным треском разлетелась мелкими брызгами. И тут же вторая пуля разворотила спину Руслана.

Тело кавказца еще не успело упасть, как Пчела, Фил и охранники воров выхватили оружие. Фил с Пчелой оказались проворней. Их выстрелы слились в один, и на квадратные бетонные плиты легли еще два трупа.

Ничего не понимающий Саша обвел взглядом освещенные заходящим солнцем безлюдные просторы Крылатского. Кто? Откуда? Каким образом?

К нему бежали Пчела и Фил. Саша повернулся к ним, растерянно покачал головой и развел руками.

— Уходим! Саня, в машину! — на бегу прокричали они.

Белый бросил последний взгляд на труп Луки и вдруг подумал: если б он был всемогущим Богом, он, наверное, оживил бы его сейчас. Только для того, чтобы убить снова. Но уже — самому.

— Саня, твою мать! — раздался бешеный крик Пчелы.

Белов сделал шаг назад, под его ногой чтото хрустнуло. Он опустил голову — это была изящная трубка Луки, из нее все еще поднимался легкий сизый дымок.

XVII

Катя была у сестры уже почти сутки. За это время ей пришлось дважды вызывать неотложку — у Тани крепко прихватывало сердце. Врачи «скорой» предлагали госпитализацию, особенно настойчив был второй — долговязый суетливый парень, чемто похожий на Космоса. Но Татьяна Николаевна ни о какой больнице и слушать не желала. Она до сих пор ничего не знала о сыне и каждую минуту ждала от него звонка. И не пропускала ни одного выпуска новостей по телевизору: а вдруг скажут чтонибудь новое про Сашу?

Несмотря на все старания Кати хоть както приободрить сестру, Татьяна Николаевна часто начинала плакать — тихо и горестно. Жалко ее было неимоверно. Катя пыталась ее разговорить, отвлечь от мрачных мыслей, но всякий раз сестра переводила разговор на сына. Вспоминала его детские шалости, болезни, успехи и неудачи. Достала старые Сашины фотографии и подолгу рассказывала — где и когда они были сделаны.

Катя тоже, разумеется, переживала за племянника, но — посвоему. Уже к обеду она уничтожила у сестры львиную долю ее запасов провизии, включая целое блюдо тех самых пирожков с морковкой. А ближе к вечеру Катя решила сбегать по магазинам — закупить коечто из продуктов, а заодно и запастись в аптеке новыми лекарствами для сестры. Благо, она, кажется, задремала.

Одевшись, она тихонько заглянула в комнату к Татьяне Николаевне. Та, словно почувствовав чтото, проснулась, приподняла голову и встревоженно спросила:

— Кать, ты куда?

— Я в магазин, Танюша. Спи…

Татьяна Николаевна, прищурясь, взглянула на часы.

— Нет, Кать, дай мне пульт — сейчас будут шестичасовые новости… — она вымученно улыбнулась сестре. — А ты иди, иди, Катюш, я в порядке…

Катя кивнула и вышла из квартиры. Душа у нее была не на месте, поэтому в магазинах она металась между прилавками с такой скоростью, будто опаздывала на поезд. Минут через сорок она, нагруженная сумками, открыла дверь.

В квартире было подозрительно тихо. Катя опустила сумки на пол и позвала:

— Танюш!

Тишина.

Не сняв плаща, Катя на ватных ногах прошла в комнату сестры. Таня неподвижно лежала на боку, лицом к погашенному экрану телевизора. Ее левая рука

 
Страницы книги: 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54


Обои Бригада
Бригада Обои. Wallpapers № 6
Бригада Обои. Wallpapers № 28
Бригада Обои. Wallpapers № 29